?

Log in

No account? Create an account

Дети - наше богатство
зеркало
baran_ka2011
Оригинал взят у anton_klyushev в Дети - наше богатство

На днях познакомился я с женщиной из России. Поселилась неподалёку в нашем городке под Парижем. Она из тех, про которых говорят «свалила». Не хлопая дверью, без громких деклараций и преследования со стороны властей. Заключила брак с французом. Говорит - по любви. Но я не о ней и даже не об эмиграции. Рассказала она мне одну историю, которой я хочу поделиться с вами. Естественно, с разрешения этой женщины Рассказ излагаю от первого лица…


...До отъезда во Францию я работала в крупной организации на руководящей должности. Директор наш, филантроп и благотворитель, в 2007-м постановил взять шефство над детским домом, расположенным в недалеко от нашего города (глухая провинция). Было выделено финансирование и начались поездки. В основном, прибывали к праздникам – доставляли детям подарки.



Я принимала участие почти во всех выездах, поскольку должность моя называлась «заместитель директора по связям с общественностью». Мы проводили видео-съёмку, размещали материалы на сайте, изредка приглашали с собой местные СМИ. Пиар – куда от него деться?

Read more...Collapse )

В одной из первых поездок я обратила внимание на мальчика лет девяти. Его лицо и руки были обезображены ужасными шрамами. Директор детдома рассказала историю Вани (имя изменено).

Ребёнок – социальный сирота. Мать – пьяница. Есть младший братик, которому в 2006-м, когда со старшим случилась беда, было всего два года. Брата назовём Димой. Детей мать родила от разных отцов, от кого именно – сказать затрудняется, поскольку сожительствовала чуть ли не со всеми мужиками в деревне.

Однажды поздней осенью мамаша пребывала в тяжёлом пьяном забытьи, а дети мёрзли в выстуженной хате. Старший взял инициативу на себя, нарубил дров и принялся разжигать печку. Не получилось. Тогда он сцедил керосина с керогаза и плеснул на тлеющие дрова. Результат – ожоги лица, шеи и рук. В доме возник пожар. До того, как Ваня потерял сознание, он успел вынести из дома младшего, и разбудил мать.

Хата сгорела дотла, ребёнка отправили в сельский фельдшерский пункт, а оттуда – в районную больницу. При таком обширном ожоге кожи дело закончилось детским ожоговым центром и операциями, которых за год Ваня перенёс четыре. Мать запила пуще прежнего и подалась в город бомжевать, младшего определили в дом малютки, а старшего – в детский дом. Позднее мать по суду лишили родительских прав.

За те четыре года, что мы ездили в детдом, Ваня перенёс ещё семь операций. Он ведь растёт, и надо регулярно пересаживать кожу…

В 2010-м в дом малютки наведалась американская пара. Им глянулся шестилетний малыш-ангелочек Дима, и они захотели его усыновить.

Американцам объяснили – есть ещё один, но он на пять лет старше, ему в 2010-м было уже 13. А самое главное – старший инвалид. Американцев это не смутило. Она отправились в детдом и познакомились с Ваней.

Завязались отношения между взрослыми и детьми. Тихий и стеснительный Ваня воспрянул духом и самоотверженно принялся учить английский. Школьный учитель с ним занималась дополнительно, и за короткий срок из заурядных троечников он выбился в пятёрочники по иностранному языку. Всё свободное время Ваня проводил с книжками, а в компьютерном классе усердно тренировал произношение…

Он заново сошёлся с младшим братиком!  Стал регулярно ездить к нему в дом малютки. Воспитатели на первых порах его сопровождали, а затем стали отпускать самого, зная, что всё будет в порядке. Ваня гулял с братом на площадке дома малютки и учил его английским словам.

Ваня ждал отъезда и недоумевал – ну почему всё делается так долго? В приёмных родителях ребята души не чаяли. Никогда до этого в жизни никто к ним так не относился… А ещё Ваня знал, что в США ему наконец сделают такую операцию, после которой ему не будет страшно смотреть на себя в зеркало. И гепатит вылечат, которым его заразили во время переливания крови в районной больнице…

А потом случилось то, о чём вы уже, наверное, догадались. Суд был назначен на 15-е января 2013-го… Но с 1-го января вступил в силу запрет на американское усыновление.

В горе и слезах американцы улетели на родину, не найдя даже сил попрощаться с детьми, а сироты Ваня и Дима остались в России.

Сейчас Ване 15 лет, и он понимает – другого шанса обрести семью и поправить лицо у него больше не будет…

Ваня перестал видеться с младшим братом, забросил английский и стал регулярно выпивать. Достать спиртное для старшеклассников детского дома – не проблема. Это ведь не тюрьма, а голь на выдумки хитра&hellip

Застенчивый и довольно спокойный мальчишка превратился в грубого и агрессивного подростка. Ваня видеть не хочет брата – он просто завидует младшему, ведь у него с лицом всё нормально, а значит, есть ещё шанс.

А ещё Ваня возненавидел свою Родину. Его пытаются убедить - страна состоит не только из плохих, но и из хороших людей. А он не понимает - о чём речь? Если есть хорошие, то почему не помешали свершиться несправедливости? Он не вдавался в детали – кто виноват. Президент, депутаты, нерасторопный судья – какая разница? Проще ненавидеть всех сразу, и потому подвыпивший Ваня выкрикивает дурным хриплым голосом страшные ругательства в адрес ненавистной страны. Впрочем, Америку он тоже ненавидит - почему не вмешалась, не долбанула ракетами?

По утрам Ваня мучается головными болями и печёночными коликами. В медпункте фельдшер выдаёт ему аллохол и цитрамон. Ваня молчит, но глаза его добрее не становятся. Уже год детский дом навещает священник. Все духовные книжки, которые батюшка подарил Ване перед поездкой в Америку, безжалостно выброшены из тумбочки. Ваня в Бога больше не верит...

Недавно я разговаривала по телефону с бывшим сослуживцем. Он говорит – сейчас решается вопрос о принудительном лечении Вани в психиатрической больнице. Подросток теперь представляет реальную угрозу для других воспитанников…


В психушке Ваню вылечат. Ещё с советских времён успешно апробировано надёжное средство успокоения психически неуравновешенных детей. Называется оно аминазин. Есть даже термин такой у медиков, специалистов по успокоению - распятие. Это когда привязывают голого жгутами к койке лицом вниз. Руки - в стороны и стянуты под койкой, ноги привязаны к задней спинке. Уколы делают в задницу и под лопатку.


- Ты не в курсе, как действует аминазин? - просил она и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Мне рассказали. Уже через полчаса человек впадает с глубокий ступор. Понижается кровяное давление и температура тела. Возникает полное безразличие, а в случае передозировки - мысли: скорее бы умереть...

________________________________




Я уже распрощался с русской соседкой, когда она меня окликнула. Ей захотелось кое-что добавить.

- Представляешь, - сказала она, - у них в вестибюле в детдоме висит портрет главного детского правозащитника!
Я кивнул:
- Не удивлён. В России любят портреты начальства вывешивать.
Она махнула рукой:
- Пока не узнала, чем всё закончилось, были сомнения, страхи. Другая страна - как оно сложится? Ностальгия опять же... Муж успокаивал: будем ездить в отпуск в Россию.
Она тяжело вздохнула:
- Не хочу, понимаешь? Не хочу я туда ехать!
- Всё ещё переменится, - постарался успокоить я, - может Хаматова уговорит Путина.
- Дай бог, - сказала она, - но я всё равно не вернусь!
И она заспешила к автобусной остановке.

Ну, а я представил этот детдом. Они все одинаковые. И за всеми воспитанниками поглядывает недремлющее государево око...





Постскриптум.

А ещё мне вспомнился вот этот твитт от Ирины Родниной:


Честно говоря,  У меня есть сомнения в подлинности этого сюжета. Уж слишком мало времени прошло с момента принятия закона, чтобы уж так сильно успел измениться этот мальчик.


Есть женщины в кавказских селениях!
зеркало
baran_ka2011
Оригинал взят у anton_klyushev в Есть женщины в кавказских селениях!